Одиночество с людьми

 

Как грустно мне средь общего веселья.

Сидим мы рядом, но ужасно далеки.

Звучат стихи, экспромты, посвященья,

А мне б коснуться лишь твоей руки.

Стараюсь я, чтобы моей печали

Случайно кто-нибудь не разглядел.

Хоть смех мой искренне звучал едва ли.

Казалось, на губах моих он холодел.

Умом я понимаю, что так надо.

Но как мне ум и сердце примирить,

Когда я не могу хотя бы взглядом

С тобою, не таясь поговорить.

 

Ты мне гвоздику подарил…

 

Ты мне гвоздику подарил –

Цветочек алый.

Отныне символом любви

Она мне стала.

Но жизнь цветка, когда сорвут,

Недолго длится.

Его я в землю посажу

Укорениться.

И загадаю на цветок:

Коль приживется,

То где бы путь твой не пролёг,

Ко мне вернёшься.

Горит цветок, как огонёк,

Горит – не гаснет.

Но мне всё чудится намёк,

Что жду напрасно.

Мне б вырвать с корнем огонёк –

Живую муку.

Но виноват ли мой цветок,

Что мы в разлуке?

 

Как нас манит огонь

 

Как нас манит огонь…

Чтоб его удержать,

Подставляем и руки, и спины.

Чтоб друзей к задушевной беседе собрать,

Жжём костры, разжигаем камины.

И уютнее в доме,

Теплее в лесу,

Если пляшет весёлое пламя.

Пусть по свету друзья

Тот огонь разнесут,

Чтобы дружба не гасла с годами.

А сердечный огонь?

Мы всю жизнь его ждём,

Чтоб сгореть в нём до кончиков пальцев.

И как горько бывает, когда вдруг поймём,

Что огонь оказался бенгальским.

 

Песня о Нижнеудинске

 

Манят нас всегда чудо-города,

Уезжаем, оставляя дом родной.

Но пора придёт, снова позовёт

Город над красавицей Удой.

Вспомним шум берёз и ажурный мост,

Где встречал рассвет десятый класс,

Где, волнуя нас, песня вдаль лилась,

Слушал город наш прощальный вальс.

Выросли птенцы, и во все концы

Мир свои просторы нам открыл.

Чтоб набрались сил для широких крыл,

Мудрый город в путь нас проводил.

От тебя вдали годы протекли,

Взяли в плен другие города,

Но всегда со мной добрый город мой,

Где течёт красавица Уда.

 

Женщинам

 

Вы слышали, в Индии есть божество –

Бог Шива? Так несколько рук у него!

И грезят из века в век мужики:

Вот было б у жён хоть четыре руки!

Одною рукою ребёнка б качала,

Другою рукою – мужа ласкала,

Третьей – готовила б мужу обед,

Четвёртой – писала б для мужа конспект.

Да будь у жены даже три пары рук,

А всё ей заняться собой недосуг:

Работа, ребёнок, квартира и муж.

Но «взялся за гуж – не скажи, что не дюж».

Свекрови будь дочерью, деверю – другом,

Мужу – женою и нежной подругой;

Детишкам – заботливой мамой, сестрой

И от работы в сторонке не стой.

Женщины! Матери, сёстры, подруги!

Давайте протянем друг другу руки!

Ведь если мы сгинем, то от тоски

Переведутся без нас мужики!

 

Ссора

 

Две соседки, две подружки

Поделили все игрушки,

Не берёт их мир и лад,

Друг на друга не глядят.

Пусть у каждой кукол много,

Говорить они не могут.

И не радуют игрушки,

Если рядом нет подружки.

Посмотрели друг на дружку,

Улыбнулись две подружки:

«Может, хватит нам сердится,

Может, лучше помириться?»

Снова в дружбе крепко-крепко

Два мизинчика сплелись.

Повторяют две соседки:

«Ты мирись и не дерись!»

 

Утро в сентябре

 

Громко прозвенел будильник.

Слышен щебет за окном.

Значит, утро наступило,

Просыпается весь дом

      Кошка лапкой моет носик

      И бежит на кухню к маме.

      И щенок мой кушать просит,

      Лапками стучит по раме.

Маме утром на работу,

А я проснулась и лежу –

У меня вторая смена,

Утром в школу не хожу.

      С мамой весь учебный год

      Ходим мы трудиться,

      Только мам – педагогом,

      А я – ученицей.

 

Кто хозяин?

 

Чистит бабушка картошку.

Помогу и я немножко.

Только срезал кожуру,

Вижу чью-то там нору.

Ёлки-палки! О-ё-ё!

Кто устроил здесь жильё?

Режу дальше я ножом.

Вижу – вправо ход пошёл.

Влево ход теперь пошёл.

Всю картошину изрезал,

А хозяев не нашёл!